You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Микоплазменная инфекция: персистенция и возможная роль в канцерогенезе предстательной железы

Андрей Зиновьевич Винаров Андрей Зиновьевич Винаров
Д.м.н., проф. Урологической клиники ММА им. И.М. Сеченова
avinarov@hotmail.com

Данное исследование выполнено при участии специалистов ММА им. И.М. Сеченова (Ю.Г. Аляева, Н.А. Винарова, Д.Н. Фиева), НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи (Б.С. Народицкого, Д.Ю. Логунова, М.М. Шмарова, Ю.А. Барыковой) и Института рака, Росвелл Парка, США (А.В. Гудкова).

Корреляция между вирусными и инфекционными заболеваниями предстательной железы (ПЖ) человека и ее раковым поражением известна давно.

Одним из наиболее распространенных этиологических агентов инфекции половой системы мужчин служат микоплазмы. Так, 3 их вида — Mycoplasma hominis, Mycoplasma genitalium и Ureaplasma urealyticum, являются генитальными. В то же время, участие микоплазм в генезе негонококкового уретрита, простатита и эпидидимита признается далеко не всеми авторами.

В 2008 г. в американском журнале «Oncogene» опубликованы результаты экспериментального исследования влияния микоплазм на клеточные сигнальные системы, в котором участвовали Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова и Научноисследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи.

Было показано, что микоплазменная инфекция, подавляя функцию онкобелка p53, и активируя ядерный фактор NFkB, приводит к изменениям в клетке, которые в последующем могут предрасполагать к мутациям, генетической нестабильности, хроническому воспалению, пролиферации, блокированию апоптоза и злокачественному перерождению клеток.

В этом исследовании мы изучили корреляцию между персистенцией микоплазм в ПЖ и различными патологическими процессами в ней.

В исследование вошло 250 мужчин с подозрением на рак предстательной железы (РПЖ).

Всем пациентам выполняли трансректальную полифокальную биопсию ПЖ под ультразвуковым наведением, причем предварительно они прошли дооперационное обследование в необходимом объеме. Для исключения контаминации инфекционными агентами исследуемого материала до биопсии, на операционном столе брались мазки из прямой кишки, использовались стерильные биопсийные иглы.

Помимо основных столбиков ткани ПЖ, направлявшихся на морфологическое исследование, выполняли забор 2 дополнительных (из периферической зоны обеих долей) для поиска в них микоплазм.

У 127 больных исследование ткани ПЖ на наличие микоплазм выполняли стандартным методом качественного анализа ПЦР. В зависимости от результатов морфологического заключения все эти пациенты были поделены на 2 группы: 1-я группа (46 мужчин) – больные с хроническим простатитом, аденомой ПЖ и простатической интерстициальной неоплазией (ПИН) низкой степени (НС); 2-я группа (81 мужчина) – больные с ПИН высокой степени (ВС) и аденокарциномой ПЖ.

В последующем, для получения более точных результатов, 123 пациентам с подозрением на РПЖ определяли ДНК Mycoplasma hominis, применив метод количественной диагностики Real-time ПЦР. Также как и в 1-й части исследования, в зависимости от морфологических результатов, все пациенты были поделены на 2 группы: 1-я группа (60 мужчин) – больные с хроническим простатитом, аденомой ПЖ, ПИН НС; 2-я группа (63 мужчины) – больные с ПИН ВС и аденокарциномой ПЖ.

Примечательно, что конечных результатов исследования (морфологического и молекулярно-биологического) не знали, как специалисты морфологической, так и молекулярной лабораторий, то есть оно носило слепой характер. Ни один пациент не получал стандартной курсовой антибактериальной терапии до выполнения биопсии.

В начале исследования в антимикробный спектр были включены, помимо микоплазм, хламидии и уреаплазмы. Однако после того как данные инфекции были обнаружены только у 3 пациентов из 60, в дальнейшем от их поиска отказались.

На 1-м этапе исследования методом ПЦР у 26 из 127 мужчин с подозрением на РПЖ была выявлена микоплазменная инфекция (20,5%). Причем из 81 больного с верифицированным РПЖ и ПИН ВС она выявлена у 21 пациента (26%), то есть у каждого 4-го мужчины. Получив такие данные, мы заинтересовались, где чаще встречается РПЖ и ПИН ВС — в общей группе мужчин с подозрением на РПЖ или у пациентов с микоплазменной инфекцией с таким же подозрением на РПЖ.

Частота ПИН ВС и РПЖ (n=21) у пациентов с выделенной ДНК микоплазм (n=26) составила 80,8%, тогда как в общей группе – 63%. Частота ПИН ВС и РПЖ у пациентов с выделенной ДНК микоплазм достоверно выше, чем в группе пациентов без микоплазмы (p=0,031).

Исследования частоты РПЖ и ПИН ВС у пациентов общей группы с подозрением на эти заболевания и в группе «с теми же подозрениями», но с наличием Mycoplasma hominis показали, что частота ПИН ВС и РПЖ (n=16) у пациентов с выделенной ДНК Mycoplasma hominis (n=19) составляет 84,2%, что достоверно выше, чем в группе пациентов без нее (p=0,033).

Достоверных различий по частоте встречаемости ПИН ВС и РПЖ между пациентами с выделенной ДНК Mycoplasma genitalium (71,4%) и общей группой пациентов (63%) не было (p=0,05). Необходимо отметить, что из 21 больного с микоплазменной инфекцией и РПЖ у 16 выявлялась Mycoplasma hominis. Среди пациентов с верифицированным РПЖ и ПИН ВС Mycoplasma hominis встречалась чаще (20%), чем Mycoplasma genitalium (6,2%), что и привлекло в дальнейшем наше более пристальное внимание именно к этому патогену.

Применив современный метод количественной диагностики Real-time ПЦР у 123 больных с подозрением на РПЖ, кроме основных столбиков ткани ПЖ, направленных на морфологическое исследование, в 2 дополнительных определяли ДНК Mycoplasma hominis. Среди исследуемых было 60 пациентов с хроническим простатитом, аденомой ПЖ и ПИН НС и 63 — с ПИН ВС и аденокарциномой ПЖ.

Таким образом, частота ПИН ВС и РПЖ (n=34) у пациентов с выделенной ДНК Mycoplasma hominis (n=46) составила 73,9%, что достоверно выше, чем в группе пациентов без Mycoplasma hominis (p<0,001).

По результатам проведенного исследования установлена достоверно большая корреляция по частоте встречаемости ПИН ВС и РПЖ у пациентов с микоплазменной инфекцией ПЖ, чем в общей группе пациентов с подозрением на РПЖ. Это показано как методом ПЦР, так и с помощью Real-time ПЦР. Установлен сам факт наличия, персистенции и повреждающего действия микоплазменной инфекции в ткани периферической зоны ПЖ, что ранее никем не было установлено и подвергалось сомнению.

В научных публикациях есть данные об эрадикации вирусной и бактериальной инфекции из организма человека, как о методе профилактики некоторых раковых заболеваний, что заставляет нас задуматься об этом также и в отношении микоплазменной инфекции. Однако, это вопрос дальнейших клинических и молекулярно-биологических исследований.

Тем не менее, целесообразно рекомендовать пациентам обратить особое внимание на эрадикацию микоплазменной инфекции, если таковая присутствует в организме. Сейчас есть весьма эффективные методы лечения инфекций, передающихся половым путем, в том числе и микоплазм. Например, Сумамед (Азитромицин) – макролидный антибиотик, который выгодно отличается от своих предшественников. Он активен в отношении урогенитальных инфекций, в частности, микоплазм, обеспечивает создание необходимой концентрации в очаге воспаления в короткий срок, оказывает иммуномодулирующее действие. Его можно применять во время беременности, так как согласно рекомендациям Управления по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA), Сумамед относится к категории препаратов с безопасностью B (без эмбриотоксичности и тератогенности).

Учитывая предварительные данные по влиянию микоплазменной инфекции на канцерогенез, вероятно, имеет смысл рассмотреть вопрос о квалифицированном лечении этого вида инфекции.

0
Ваша оценка: Нет