You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Новый взгляд на детскую урологию

Ирина Валерьевна Казанская Ирина Валерьевна Казанская
Д.м.н., проф., гл. научн. сотр. отдела урологии «НИИ педиатрии и детской хирургии Росмедтехнологий»
dialog@pedurol.ru

Направлению «детская урология» уже 40 лет. Увеличение числа выявляемых патологий, методов диагностики и лечения, объемов научной и клинической информации привело к тому, что в России в 2003 г. была введена специальность «детская урология», а в 2007 г. появилась Межрегиональная общественная организация детских урологов-андрологов (МООДУА). Мы встретились с ее председателем, д.м.н., проф., ведущим детским урологом России Ириной Валерьевной Казанской и попросили ее ответить на наши вопросы.

– Ирина Валерьевна, расскажите, как Вам удалось добиться выделения детской урологии-андрологии в отдельную специальность?

– Это делалось с большим трудом. Часто детские хирурги говорят, что нельзя «растаскивать» детскую хирургию. Они считают, что при выделении из детской хирургии какоголибо раздела, потеряется единство детской хирургии. В этом факте многие детские хирурги видят угрозу уменьшения числа специалистов. Я же считаю, что это не так. Наша основная специальность – детская хирургия. Чтобы стать детским урологом-андрологом, доктор должен сначала поработать детским хирургом. Таким образом, их не становится меньше. Получив первоначально специальность детского хирурга, врач сам решает, работать ему в узкой области, например, урологииандрологии, или нет. Благодаря поддержке и активному содействию наших сторонников – Председателя исполкома Союза педиатров России, акад. РАМН, проф. А.А. Баранова, акад. РАМН Ю.Ф. Исакова, в прошлом главного детского хирурга Министерства здравоохранения РФ – мы совместно с проф., детским урологом-андрологом Д.И. Тарусиным убедили организаторов здравоохранения, и в 2003 г. специальность была создана. В мае этого года в Калифорнии состоялось огромное по значимости событие – I Всемирный съезд детских урологов. Я считаю, что это полное признание детской урологии-андрологии как специальности на мировом уровне.

– Какие были трудности в создании «детской урологии» как отдельной специальности?

– Нам до сих пор нелегко. В течение 20 лет в Минздраве среди прочих был внештатный специалист – главный детский уролог, сейчас у нас в России такого специалиста нет. Однако я не считаю целесообразным продолжать противостояние сторонников и противников новой специальности. В настоящее время важным шагом является объединение нашего главного потенциала – специалистов, что мы и сделали, создав МООДУА. Мы чувствуем большую поддержку детских урологов-андрологов, благодаря чему преодолеваются все трудности. Сейчас в России около 500 детских урологов. Из них 1/3 составляют члены нашей молодой организации. И в дальнейшем мы надеемся на пополнение наших рядов.

– Как Вы считаете, что дает врачам и пациентам выделение специальности «детская урология-андрология»?

– Выделение специальности дало врачам возможность получать хорошую профессиональную подготовку. Ранее, чтобы стать специалистом-урологом, надо было пройти стажировку, и это считалось достаточным для овладения методами лечения. Сейчас есть специальные циклы, рассчитанные на 500 учебных часов для подготовки профессиональных кадров в области детской урологии. В Приказе Минздравсоцразвития №210-н от 23.04.2009 г. «О номенклатуре специальностей специалистов с высшим и послевузовским медицинским и фармацевтическим образованием в сфере здравоохранения РФ» установлен регламент, в том числе в отношении детских урологов-андрологов. При кафедрах детской хирургии открылись курсы повышения квалификации, которые специалист обязан проходить каждые 5 лет и подтверждать свою квалификацию. Это самое важное, что дало введение специальности урологовандрологов.

Создание профессиональной ассоциации способствовало разработке единого подхода к диагностике и методам лечения детских урологических и андрологических заболеваний, что очень важно для пациентов. Сейчас утвержден перечень обязательных диагностических и лечебных методов, которые должны быть выполнены при той или иной патологии.

– Ирина Валерьевна, существуют ли стандарты или клинические рекомендации по лечению урологической патологии у детей?

– У нас есть стандарты по оказанию высокотехнологичной помощи, но это не общие стандарты. Стандарты мы еще разрабатываем. Проводимые нами конгрессы и конференции – это единственная возможность донести информацию и наши наработки до специалистов. Ежегодно в октябре Московский научноисследовательский институт педиатрии и детской хирургии проводит конференцию «Новые технологии в педиатрии и детской хирургии», на которой всегда работает урологическая секция. Ее посещает огромное число врачей различных специальностей. Мы всегда выступаем с результатами исследований, клиническими рекомендациями, которые апробированы и разрешены. Мы предлагаем врачам лечить так, как это делаем мы.

– Ирина Валерьевна, Вы уже сказали, как законодательно закреплена специальность детского уролога, как им стать, и какое пройти обучение. Какие возможности для обучения есть сейчас у детских урологов?

– У нас выпускается мало книг по детской урологии, потому что физически не хватает времени их писать. Сейчас каждый специалист, считающий себя детским урологомандрологом, должен учиться сам, прилагать к этому все свои силы и искать возможности. Если раньше врачей посылали на учебу, съезды и конференции, давали на это деньги, командировочные, то сейчас этого нет – у главных врачей в бюджете не заложены такие расходные статьи. Поэтому каждый врач, если он хочет, должен учиться сам, выбирая из многочисленных конгрессов те, которые ему наиболее интересны. В регионах Российской Федерации проводится много урологических конференций, где всегда открыты детские секции. Возможности для обучения огромны, было бы желание поехать и поучиться. Российские детские урологи-андрологи могут учиться за рубежом – ESPU (Европейская ассоциация детских урологов) проводит активное обучение, ее членами на сегодняшний день являются 10 российских детских урологов.

– Я присутствовала на I Российском Съезде детских урологов-андрологов в 2008 г. (п. Жаворонки) и была приятно удивлена открытостью, дружелюбием и желанием делиться знаниями у всех присутствующих. Повлияла ли эта встреча на сотрудничество детских урологов, обеспечила ли преемственность в оказании урологической помощи детям? Когда планируется проведение II съезда?

– Да, в 2008 г. был проведен I съезд детских урологов-андрологов. Все гости, которые, кстати, прибыли в том числе из ближнего и дальнего зарубежья, отметили высокий уровень мероприятия, а также открытость участников и их готовность к профессиональному общению. Нас мало, всего 500 человек, но у нас есть общая цель. Препятствия к проведению съезда были колоссальными, практически на каждом этапе подготовки. Но к счастью, мы преодолели все трудности, и участники съезда смогли увидеть результат нашего труда. Без поддержки рядовых детских урологов-андрологов мероприятие не состоялось бы. Мне очень хочется, чтобы эта сплоченность, этот дух единства остались навсегда. Второй съезд планируется провести в декабре 2010 г.

– Ирина Валерьевна, существует ли концепция развития детской урологии? Каких значимых успехов добились детские урологи в регионах?

– Сейчас в детской урологии-андрологии ведется активный поиск. В 2004 г. группа энтузиастов, состоящая из детских урологов, неонатологов, педиатров, эндокринологов, написала и опубликовала концепцию развития детской андрологии. Оглядываясь назад, могу сказать, что мы и подумать не могли, что через 6 лет практически все будет выполнено. Главное – мы привлекли внимание к детской урологии и андрологии, о ней заговорили на государственном уровне. Мы показали правительству, что существует проблема репродуктивного здоровья мальчиков. И можем гордиться нашими успехами. В регионах детская урология стремительно развивается. Так, например, в Твери под руководством проф. Галины Николаевны Румянцевой создана прекрасная система оказания помощи детям с нарушением репродуктивного здоровья. В Барнауле работает Центр медикосоциальной адаптации подростков. Там трудятся психологи, урологи-андрологи, гинекологи, сексологи и реабилитологи, есть возможность провести весь спектр обследований мочеполовой системы. Такие же центры есть в Братске, Невинномысске и других городах. В Москве проф. Дмитрий Игоревич Тарусин при поддержке Департамента здравоохранения Москвы создал андрологический детский центр. И этот список можно еще продолжать.

– Известно, что одной из проблем амбулаторной детской урологии является нехватка специалистов. Может ли взрослый уролог расширить свою квалификацию и лечить детей?

– В России насчитывается 35 специализированных детских урологических отделений, в остальных регионах выделены койки на базе детских хирургических отделений. В амбулаторном звене после послеоперационного лечения детей должен наблюдать детский уролог или детский хирург, затем детский нефролог. Это в идеале. Если взрослые урологи будут знакомы с детской спецификой, смогут помогать детским урологам и детским хирургам на местах, будут консультировать – это замечательно. Но что взрослые урологи будут делать с пороками развития мочеполовой системы, выявляемыми пренатально, с новорожденными? Сейчас появилась возможность пройти профессиональную переподготовку и вести прием детей. Но взрослые урологи должны помнить не только о профессиональных, сугубо педиатрических, но и о деонтологических моментах. До 18 лет ребенок должен обязательно приходить на прием к урологу с родителями. Родители или опекуны должны подписать информированное согласие на осмотр органов репродуктивной системы. Некоторые родители категорически возражают против подобного осмотра. Они плохо представляют, ЧТО врач-уролог будет делать с их ребенком, задают вопросы. Мы предупреждаем, что проводится ТОЛЬКО наружный осмотр, пальпация и никаких инструментальных обследований. Родитель может присутствовать при осмотре ребенка только с разрешения самого ребенка, если идет речь о старшей возрастной группе (старше 15 лет). Также после осмотра ребенка этого возраста я всегда его спрашиваю – рассказывать о результатах родителям или нет.

– Ирина Валерьевна, как обстоят дела с квотированием в детской урологии? Трудно ли получить квоту на местах? Знают ли региональные специалисты о существовании квот на высокотехнологичную помощь в крупных центрах? Целесообразно ли создание межрайонных центров?

– Учитывая реальный рост врожденной урологической патологии у детей, многие задают вопрос о создании межрегиональных детских урологических центров. На мой взгляд, это нецелесообразно. Сейчас создана программа высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП), и любой родитель может попросить квоту на лечение в том центре, где оперируется имеющаяся у его ребенка патология. Благодаря ВМП «закрылся» вопрос о межрегиональных центрах. Родитель по желанию имеет право попросить квоту в другой центр, согласно Закону РФ выбор врача и выбор места лечения свободен, поэтому отказать не имеют права. Есть регионы, края, откуда идет малый поток пациентов, но я уверена, что скоро последуют изменения. На каждое лечебное учреждение выделено определенное количество квот. Например, урологическая клиника Института педиатрии оказывает ВМП из расчета 275 квот в год.

– Что ждет детскую урологию в будущем?

– Детская урология – это постоянно развивающаяся специальность. Со временем она станет другой: если раньше мы целыми днями стояли в операционной, выполняя открытые операции, то сейчас у нас в большинстве случаев применяется эндоскопия, которая составляет 70% всех операций. Даже при мегауретере – наиболее тяжелой патологии детского возраста – мы не всегда оперируем. У нас имеются данные 15-летних исследований и отдаленных результатов неоперативного лечения этой категории детей. Открытые операции проводятся при неэффективности эндоскопических методов, гидронефрозах у детей после 3 лет, геминефрэктомии, стриктуре уретры, гипоспадии, при недержании мочи – петлевая пластика TVT и ее модификации, реимплантации мочеточника и т. д. Но все равно процент этих операций сильно снизился.

Мы используем все возможности, чтобы донести до врачей информацию о новых методах лечения в детской урологии. Надеемся, что будем услышаны.

Беседовала Виктория Шадеркина, врач-уролог

0
Ваша оценка: Нет