You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Недержание мочи после радикальной простатэктомии

Евгений Ибадович Велиев Евгений Ибадович Велиев
Д.м.н., проф. кафедры урологии и хирургической андрологии РМАПО
veliev@urotop.ru
Елена Николаевна Голубцова Елена Николаевна Голубцова
Аспирант кафедры урологии и хирургической андрологии РМАПО
engolubtsova@yandex.ru

Недержание мочи у пациентов, перенесших радикальную простатэктомию (РПЭ), значительно ухудшает качество жизни и приводит к социальной дезадаптации. Ситуация усугубляется тем, что часть пациентов воспринимает проблему как неизбежное последствие оперативного вмешательства и не обращается к специалистам.

Благодаря улучшению знаний в области анатомии малого таза и усовершенствованию хирургической техники количество осложнений после операций на предстательной железе (ПЖ) за последние годы значительно снизилось. Однако, несмотря на это, недержание мочи остается значимой проблемой.

Основные типы операций на ПЖ, к которым относятся трансуретральная резекция (ТУР) ПЖ, аденомэктомия, РПЭ, могут способствовать травме проксимального уретрального сфинктера, состоящего из гладкомышечных волокон зоны треугольника Льето мочевого пузыря, распространяющихся в дистальном направлении в простатический отдел уретры до уровня семенного бугорка. Основным механизмом, ответственным за удержание мочи в послеоперационом периоде, является дистальный уретральный сфинктер, образованный посредством гладкомышечных волокон ниже семенного бугорка, окруженных поперечнополосатыми волокнами мышц тазового дна.

По данным литературы, вероятность недержания мочи после ТУР ПЖ и аденомэктомии относительно невелика и составляет 0,5% – 3%. Наибольшее количество случаев недержания мочи отмечается у пациентов, перенесших РПЭ. В настоящее время эта операция считается «золотым стандартом» лечения больных с локализованной формой рака предстательной железы (РПЖ). Возросшее количество оперативных вмешательств влечет за собой увеличение числа пациентов, страдающих от послеоперационного недержания мочи. В публикациях разных авторов частота раннего стрессового недержания после перенесенной РПЭ варьирует от 5 до 60%. Следует отметить, что случаи недержания мочи существенно реже наблюдаются в клиниках, где РПЭ является рутинной практикой.

Этиология инконтиненции после РПЭ многогранна. Остается спорным и «вклад» целого ряда факторов, как дооперационных (возраст пациента, увеличение индекса массы тела, наличие симптомов нарушения мочеиспускания, ТУР ПЖ или курс лучевой терапии в анамнезе, размер ПЖ), так и интраоперационных (апикальная диссекция, кровопотеря и сопряженное с ней нарушение хирургической техники, сохранение функциональной длины уретры, нервосберегающая методика с оставлением верхушек семенных пузырьков, реконструкция шейки мочевого пузыря по типу «теннисной ракетки» и ее везикализация и др.).

В послеоперационном периоде сочетание указанных факторов приводит к тому, что развивается недержание мочи, обусловленное недостаточностью сфинктерного механизма, гиперактивностью детрузора, снижением комплаентности мочевого пузыря или сочетанием перечисленных состояний. Наиболее часто имеет место стрессовое недержание мочи, проявляющееся подтеканием мочи при увеличении внутрибрюшного давления при кашле и физических нагрузках вследствие недостаточности сфинктерного механизма. Ургентное недержание, развивающееся в силу неконтролируемых сокращений детрузора после перенесенной РПЭ, встречается реже.

Диагностика недержания мочи должна начинаться с тщательного сбора анамнеза, акцентирования внимания на сроках РПЭ и обстоятельствах, при которых возникло нарушение, количестве теряемой в сутки мочи, степени дискомфорта пациента, заполнения дневника мочеиспускания и выполнения прокладочного теста. Важно определить характер недержания (стрессовый или ургентный). Следует отметить, что степень дискомфорта пациента не всегда коррелирует с количеством теряемой мочи ивыраженностью симптомов, что выясняется при заполнении опросников, оценивающих качество жизни.

С целью исключения инфекции мочевых путей, что может определять клиническую симптоматику в раннем послеоперационном периоде, показано выполнение общего анализа мочи, при необходимости – посева мочи на флору и чувствительность к антибиотикам. Ультразвуковое исследование помогает оценить наличие или отсутствие остаточной мочи в мочевом пузыре.

Согласно рекомендациям Европейской ассоциации урологов, после минимального диагностического поиска должна быть начата терапия 1-й линии. В случае неудачи показано специальное обследование, включающее уродинамическое исследование, уретроцистоскопию, иногда – уретроцистографию с целью исключения стриктур и свищей. Таким образом, важно максимально точно определить степень недостаточности сфинктера и «вклад» других компонентов (комплаентность мочевого пузыря, гиперактивность детрузора) в симптомокомплекс недержания мочи после РПЭ, что имеет стратегическое значение при выборе лечебной тактики.

Что касается лечения пациентов, страдающих недержанием мочи после оперативного вмешательства, прежде всего необходимо отметить, что частота восстановления континенции прогрессивно улучшается в течение 3 мес, иногда до года после перенесенной РПЭ. Большинство пациентов удерживают мочу в течение первого года, однако 6,7% достигают континенции в течение 2-го года. В период первых 9 мес, в отдельных случаях – года, после операции не следует прибегать к хирургическим методам лечения. В это время целесообразно рекомендовать упражнения для тренировки мышц тазового дна, использование механизмов обратной биологической связи, транскутанную электростимуляцию нервных окончаний, фармакотерапию и их сочетание. Неинвазивные методики, вчисло которых входит комплекс упражнений для тренировки мышц тазового дна, являются терапией 1-й линии для устранения недержания мочи после перенесенной РПЭ в связи схорошей переносимостью и отсутствием побочных эффектов.

Цель фармакологического лечения – повышение функциональной емкости мочевого пузыря и внутриуретрального давления. В раннем послеоперационном периоде может иметь место ургентное недержание мочи, обусловленное гиперактивностью детрузора. Для таких пациентов целесообразно назначение антихолинергических препаратов, включая оксибутинин, толтеродин (уротол), солифенацин, троспиума гидрохлорид. В случае неэффективности консервативного лечения на протяжении года показано хирургическое лечение.

Клиника урологии и хирургической андрологии РМАПО имеет значительный опыт выполнения РПЭ, позволяющий минимизировать риск недержания в послеоперационном периоде посредством предложенных элементов апикальной диссекции. Непосредственный опыт имплантации искусственных сфинктеров и слингов связан с большим числом пациентов, направляемых в клинику из различных урологических стационаров страны.

C тех пор как F. Scott и соавт. в 1973 г. впервые предложили модель искусственного мочевого сфинктера, она претерпела ряд изменений. В1983 г. появилась модель, используемая до настоящего времени, – AMS-800, состоящая из надувной манжетки и резервуара, регулирующего давление в сфинктере и помпы.

Идеальный кандидат для установки AMS-800 – пациент с признаками стрессового недержания мочи тяжелой степени, в большинстве случаев обусловленного перенесенной РПЭ, при отсутствии стриктуры уретры, признаков гиперактивности детрузора, с сохраненной емкостью мочевого пузыря и способностью совершать мелкие движения пальцами кистей. При этом необходимо получение стерильного анализа мочи. Предшествующая лучевая терапия не является строгим противопоказанием к имплантации AMS-800, однако она может ухудшать исход операции, так как снижает комплаентность детрузора и повышает риск эрозии манжетки. Возраст также не служит противопоказанием при условии сохранения интеллекта испособности пациента к мелким движениям пальцев рук. O`Connor и соавт. сообщили об успешной операции у 29 (72%) мужчин с медианой возраста 77,6 года и наблюдением в течение 5 лет после имплантации. Более того, устройство может быть деактивировано у пациентов более старшего возраста в случае утраты способности к работе с ним.

Интраоперационно манжетка сфинктера устанавливается на бульбозный отдел уретры (рис. 1, 2), однако в редких случаях возможно ее помещение на шейку мочевого пузыря. Активация искусственного мочевого сфинктера производится через 6 нед после операции.

Доступ к бульбозному отделу уретры Установка манжеты Проведение слинга сфинктера на уретру
Рис. 1. Доступ к бульбозному отделу уретры Рис. 2. Установка манжеты Рис. 3. Проведение слинга сфинктера на уретру

Эрозия манжетки и развитие инфекционновоспалительного процесса – наиболее частые осложнения после имплантации искусственного мочевого сфинктера, почти всегда требующие ревизии и удаления протеза.

Принципиально новым методом в лечении недержания мочи после РПЭ стало создание мужского трансобтураторного слинга AdVanceTM. Впервые устройство было описано P. Rheder иC. Gozzi. Отличие AdVanceTM от предыдущего поколения слингов состоит в возможности устранения гипермобильности уретры, как следствия перенесенной РПЭ, при которой нарушается естественная анатомия таза. Слинг, помещенный отчасти ретробульбарно, направляет бульбомембранозную уретру в вертикальное положение и вызывает ее коаптацию, приводящую к смыканию. В этом его отличие от других предложенных слинговых операций. Кроме того, трансобтураторная методика имплантации значительно уменьшает риск перфорации мочевого пузыря, которая случается при применении ретропубикальных слингов. Результаты длительного наблюдения неизвестны, однако краткосрочные данные демонстрируют частоту успеха в 80–90% инизкую морбидность. Имплантация AdVanceTM рекомендуется пациентам, страдающим стрессовым недержанием мочи легкой или средней степени, имеющим хорошую сократительную способность наружного сфинктера (устанавливается при проведении цистоскопии), сохраненную емкость и комплаентность мочевого пузыря (подтверждается при выполнении уродинамического исследования). Предшествующая лучевая терапия снижает частоту успеха.

После осуществления доступа и разделения волокон бульбоспонгиозной мышцы слинг помещается на бульбозный отдел уретры, с обеих сторон через медиальные отделы запирательных каналов проводятся спиральные троакары (рис. 3), выполняется натяжение слинга в центре. По окончании операции возможно, но не обязательно выполнение цистоскопии с целью контроля смыкания сфинктера.

Быстрое восстановление пациента после операции – одно из главных достоинств имплантации слинга. При этом предлагается ограничить физические нагрузки в течение 6 нед после операции.

Безусловно, имплантация мужского ретробульбарного слинга представляется привлекательной альтернативой в лечении пациентов с недержанием мочи после РПЭ. Однако пациенты должны быть осведомлены, что этот метод оправдает их ожидания только в случае недержания легкой или иногда средней степени, поэтому необходима тщательная предоперационная оценка.

Таким образом, в настоящее время имеется достаточный выбор консервативных и хирургических методов лечения пациентов, страдающих недержанием мочи после перенесенной РПЭ, что позволяет обеспечить достойное качество их жизни. Главным же моментом, позволяющим избежать появления заявленной проблемы, является анатомичность выполнения РПЭ, в частности прецизионная апикальная диссекция.

Примечание: Фотоматериалы предоставлены клиникой урологии РМАПО.

Информация для специалистов

0
Ваша оценка: Нет