You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

О. Б. Карякин: «Злокачественная опухоль – не приговор, а хроническое заболевание»

Олег Борисович Карякин

Д.м.н., проф., зав. отделением лучевого и хирургического лечения урологических заболеваний с группой брахитерапии РПЖ МРНЦ РАМН (Обнинск)

karyakin@mrrc.obninsk.ru

Человечество сравнительно недавно стало изучать методы борьбы с раком. Шаг за шагом ученые и медики отвоевывают все новые и новые человеческие жизни у этой болезни.

Один из специалистов, уже много лет работающих в области онкоурологии, – Олег Борисович Карякин, заведующий отделением лучевого и хирургического лечения урологических заболеваний с группой брахитерапии рака предстательной железы МРНЦ РАМН. Двадцать лет назад доктор О. Б. Карякин вместе со своим коллегой Борисом Павловичем Матвеевым решили объединить усилия российских урологов и онкологов и провели первую конференцию по онкоурологии. В преддверии юбилейной конференции онкоурологов, которая пройдет в г. Обнинске 5 сентября, О. Б. Карякин рассказал о начале этого пути и последующих годах совместной работы онкоурологов.

– Олег Борисович, 20 лет назад Вы провели совместно с проф. Б. П. Матвеевым первую конференцию онкоурологов. Начало девяностых было очень непростым временем для российской науки, как Вам и Вашим коллегам из Института медицинской радиологии удалось провести это мероприятие?

– Те годы были не лучшим временем для подобных начинаний. Мы были первопроходцами. Отсутствовал опыт проведения таких мероприятий, практически не было спонсоров, не было средств современной коммуникации. Мы вообще мало знали друг друга – иногда только по публикациям, с некоторыми были вообще не знакомы. Страна-то огромная. Сейчас в организации проведения конференций помогают специальные компании, а тогда мы все делали своими силами: писали приглашения, оповещения, звонили, тогда мобильной связи не было. На первой конференции мы собрали 450 человек, не только из России, но и из Белоруссии, Украины, Казахстана. Кому-то заплатили командировочные, кто-то приехал на свои деньги, кто-то нашел спонсоров.

– Потребность в общении у врачейонкологов была велика, насколько это событие оправдало ожидания участников первой конференции?

– Раньше медики были разрознены, не было широкого обсуждения с коллегами – кто чем занимается, кто чем дышит. У нас получилась очень живая дискуссия, люди впервые встретились на таком мероприятии. Все проходило в очень демократичном стиле, никто не ограничивал выступающих во времени, докладчиков не прерывали, было много вопросов – все это создавало живую атмосферу, ауру конференции.

– С тех пор прошло 20 лет, как изменились за это время конференции Российского общества онкоурологов (РООУ), темы для обсуждения, уровень специалистов?

– Нам удалось сохранить демократичный и открытый стиль. За эти годы многое поменялось, сменилось поколение ученых, пришла молодежь. Мы организовали секции для молодых врачей. На сентябрьской конференции хотим подвести итоги – это будет своеобразный отчет перед самими собой и молодежью. Сделано немало: мы выпускаем свой журнал «Онкоурология», написано более десятка совместных монографий, ежегодно проводятся конференции в различных регионах РФ, общество активно сотрудничает с зарубежными коллегами из Европы и Америки.

– Какая тема или аспекты рассмотрения станут основными на предстоящей конференции в г. Обнинске?

– В первую очередь будут подведены итоги за 20 лет. Вероятно, подготовим несколько научных программных докладов. В конференции будут участвовать представители всех региональных обществ РООУ. Думаю, что будет живая дискуссия о проделанной работе с деловой критикой и пожеланиями об улучшении работы. Конечно, обсудим планы на будущее.

– В этом году в России состоится большое количество мероприятий в области онкоурологии. Чем, на ваш взгляд, вызван подобный интерес к этой сфере медицины?

– Идет достаточно быстрое развитие онкологии, онкоурологии, смежных специальн остей, внедряются и разрабатываются новые методы хирургического лечения, лекарственной терапии. Появились новые технологии излучения в лучевой терапии, которые более эффективно и точно поражают опухоль-мишень, бурное развитие получила диагностическая и лечебная радиофармацевтика, идет постоянный поиск комбинаций этих методов для улучшения результатов лечения онкологических больных.

– Изменились ли за эти годы подходы к лечению онкоурологических заболеваний?

– Изменились, и очень существенно. Активно внедряются малоинвазивные технологии, они обеспечивают менее травматичное вмешательство, чем применяемые для той же цели открытые операции. Это и эндоскопия, робот-ассистированные операции. Появились новые подходы в лекарственной терапии рака почки, предстательной железы. Современные препараты позволяют продлить жизнь пациентов, улучшить качество жизни больных. Даже на IV стадии рака есть возможность продлить жизнь не на 7–8 мес, а на годы. Онкологические заболевания из смертельных болезней стали хроническими.

– Многие действенные лекарственные препараты созданы за границей. Есть ли какие-то разработки ученых вашего института, которые используются в медицинской практике?

– Да. В частности, введение радиоактивных гранул йода-125 под контролем ультразвукового оборудования. Если необходимо, можно добавить лекарственное лечение.

– Какие методы сегодня в онкоурологии являются наиболее перспективными? За какими из них будущее?

– Перспективным является дальнейшее развитие конформной лучевой терапии, разработка и внедрение новых способов облучения больных. Совместно с физиками проводятся исследования по созданию протонного ускорителя. Это позволит повысить эффективность лечения и улучшить качество жизни больных. Требуется расширение парка аппаратов для лучевой терапии с различными физико-техническими характеристиками. Конечно, под новые технологии необходимо привлечение новых молодых специалистов.

 

В.Б. Матвеев дискутирует на одной из первых конференций онкоурологов

В президиуме конференции – основоположники РООУ: М.И. Давыдов, А.Ф. Цыб, Б.П. Матвеев, О.Б. Карякин

– Для этих исследований требуются большие средства. За границей гранты на изучение подобных проблем исчисляются миллионами, а Обнинский институт радиологии в нынешнем году «обрадовали» снижением финансирования на 35 %. Как будете выживать?

– Не только нас «обрадовали», но и многие медицинские учреждения. Администрация прикладывает активные усилия, для того чтобы стабилизировать ситуацию. Проведено собрание с коллективом, прошел обмен мнениями, были высказаны предложения по привлечению дополнительных средств для обеспечения жизнедеятельности Центра. Необходимо, чтобы каждый член коллектива активно работал в этом направлении.

Предполагается, что ученые смогут получить гранты на исследования, но это совсем не просто. К переходу на новый принцип финансирования нужно было готовиться постепенно. Нельзя всех сразу перевести на гранты. Необходимо разумное сочетание бюджетного финансирования и средств медицинского страхования. Для того чтобы получить грант, врач должен сделать обоснование, написать текст задания, высказаться о предполагаемых результатах исследования. Бывает, заявка занимает 100 страниц печатного текста, а готовить документ должны 5–8 человек в течение нескольких месяцев. А потом еще нужно ждать. И неизвестно, получим мы эти деньги или нет.

– Сейчас много говорят о программноцелевом финансировании. Могут ли такие программы помочь российским ученым? И как часто подобная практика применяется сегодня?

– Целевые программы по онкологии, несомненно, нужны. В них четко должны быть сформулированы цели, задачи, исполнители, средства и т. д. И обязательно нужно спрашивать о потраченных средствах и конечном результате (разработка новой технологии, создание нового лекарства или аппаратуры).

– Не получится ли так, что в результате для обычного россиянина лечение станет недоступным?

– Это зависит от новых законодательных актов, видов финансирования, которые будут использоваться в будущем. Мы принимаем больных для оказания высокотехнологичной и специализированной медицинской помощи, а также по фондам медицинского страхования. В нашем отделении 30 специализированных коек. Мы принимаем всех, кому можем оказать помощь в нашем Центре, необходимо только направление. Но даже если пациенты приезжают без направления, мы их принимаем – по существующему законодательству пациент имеет право обратиться в любую клинику. Ждать госпитализации приходится не больше 2 нед.

– Олег Борисович, с какими словами Вы бы обратились к читателям газеты от имени принимающей стороны предстоящей конференции?

– РООУ открыто для любых специалистов. Онкология вообще мультидисциплинарная специальность, а лечение – это работа врачей самых разных направлений. Мы готовы к сотрудничеству и ждем участников конференции в г. Обнинске 5 сентября.

Беседовала Рената Белич

0
Ваша оценка: Нет