You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Здравоохранение как большой бизнес, или экономические аспекты урологии

Виктория Анатольевна Шадёркина
Врач-уролог, науч. редактор Uroweb.ru, шеф-редактор газеты «Урология сегодня»

viktoriashade@uroweb.ru

18 июня 2012 г. в НИИ урологии состоялось необычное мероприятие - круглый стол, посвященный экономическим вопросам в урологии, который собрал сотрудников НИИ в зале и урологов России возле компьютеров за просмотром онлайн-трансляции.

Тема затрат и стоимости лечения редко затрагивается в медицинских кругах в силу различных причин - менталитета, неизученности проблемы в целом, отсутствия достоверных литературных данных, наличия единичных научных работ российских ученых в области медицинской экономики.

Проведение этого мероприятия было бы невозможно, если бы не приезд в Россию одного из самых известных экспертов в этой области - Дэвида Фредерика Пенсона - профессора урологии и директора курса клинико-экономического анализа Университета Ванедербильта, штат Теннесси, США, председателя Совета политики здравоохранения и члена Комитета по клиническим рекомендациям Американской ассоциации урологов, члена Национального согласительного комитета по качеству оказания медицинской помощи США, личного советника президента США Б. Обамы по вопросам экономики здравоохранения.

Круглый стол

Д. Пенсон представил доклад «Стоимость лечения локализованного рака простаты в США: здравоохранение как большой бизнес».

Тема была выбрана в силу актуальности и распространенности рака предстательной железы (РПЖ) в Америке, который считается одним из наиболее затратных заболеваний для системы здравоохранения США.

По прогнозам американских ученых, 241 720 новых случаев РПЖ будет диагностировано в 2012 г, из них 81 % - локализованной формы, а 28 170 пациентов погибнут от этой болезни.

Профессор подробно остановился на затратах системы здравоохранения на лечение РПЖ. Так, например, общие затраты в 1996 г. составили 2,7 млрд долларов, в 2000 г. - 4,5 млрд, а в 2005 г. - 6,8 млрд. Ежегодный прирост составил 11 %. Профессор задал логичный вопрос: что способствует такому увеличению расходов? Ответ был весьма прост - это изменение тактики лечения пациентов, выбор врачами более дорогих методов (робот-ассистированной хирургии, интенсивной модулярной радиационной терапии, злоупотребление гормональной терапией и аблационными тенологиями), навязывание мнения компаниями-производителями, их агрессивная маркетинговая политика, борьба отдельных урологов и целых клиник за пациентов. Не последнюю роль играет американская приверженность к новым технологиям.

Профессор подробно остановился на ключевых факторах ценообразования в лечении РПЖ на примере робот-ассистированной радикальной простатэктомии (РАРПЭ).

Сенсационным стало цитирование профессором высказывания Ezekiel Emanuel, MD Vice Provost, Университет Пенсильвании и специального советника президента США Обамы о том, что «...робот da Vinci, который стоит более миллиона долларов, до сегодняшнего дня не имеет ни одного рандомизированного исследования, подтверждающего его реальную эффективность в хирургии простаты, он является псевдоинновацией - технологией, которая повышает стоимость лечения, но не улучшает здоровье пациентов».

Увеличение затрат РАРПЭ включает:

  • стоимость системы da Vinci: 1,5—1,8 миллиона долларов (46 500 000­55 800 000 рублей);
  • ежегодное обслуживание: 100 000 долларов (3 100 000 рублей)
  • расходное оборудование: различная стоимость.

Возможная экономия:

  • снижение необходимости в гемотрансфузии;
  • уменьшение послеоперационного койко- дня;
  • более быстрое восстановление;
  • снижение процента осложнений.

В Швеции было проведено единственное исследование по оценке затрат-эффективности РАРПЭ (77 операций) по сравнению с открытой РПЭ (145 операций) у пациентов с РПЖ в стадии T1-T2 (Hohwu et al., J Med Econ, 2011). Ученые отметили отсутствие различий в восстановлении эрекции, качестве жизни пациентов, при наличии очень большой затратной части РАРПЭ.

Несмотря на свои недостатки РАРПЭ прочно обосновалась в США. Как же пациенты оплачивают это дорогостоящее лечение? Они платят за РАРПЭ столько же, сколько и за открытую операцию, а расходы берет на себя госпиталь, повышая стоимость других сервисов.

Вторым методом, рассмотренным профессором, были затраты на интенсивную модулярную лучевую терапию (ИМЛТ) - в 2002 г. эта цифра составила 37 125 долларов (только за стационарное, амбулаторное лечение и участие специалистов). Общая стоимость может быть и выше, по сравнению с брахитерапией (21 117 долларов), 3D-конформной лучевой терапией (22 384 доллара). Получается, что стоимость ИМЛТ наиболее высока. Так стоит ли она этих денег по эффективности и проценту осложнений? Проф. Пенсон отметил, что частота осложнений при ИМЛТ не ниже, так же как и частота применения дополнительных видов терапии после ИМЛТ. Доктора тоже заинтересованы в процессе выполнения ИМЛТ - если врач выполняет этот вид лечения 21 пациенту в месяц, то его годовой доход составляет 425 000 долларов.

«Что же касается самого распространенного метода лечения РПЖ - гормонального, то в США ежегодно около 400 000 мужчин получают этот вид лечения и большая часть из них получает лечение не по показаниям. В 2003 г. затраты на андроген-депривационную терапию в США составили около 1 млрд долларов. От того в большей степени выиграли только компании-производители», - считает Пенсон.

В 2011 г. 8 компаний, причастных к мошенничеству в сфере здравоохранения, согласились выплатить 875 млн долларов штрафа.

В заключение проф. Д. Пенсон отметил, что стоимость лечения РПЖ в США непомерно высока. Инвестиции в новые технологии - робот-ассистированную хирургию и ИМЛТ - могут оказаться совершенно неоправданными. В случая заболевания низкого риска активное выжидание может оказаться лучшим, как с позиции выживаемости, так и с позиции финансовых затрат.

Не менее интересным был доклад д.м.н. М. Катибова (НИИ урологии), посвященный экономическим вопросам российской урологии. Социальные планы правительства РФ сильно зависят от стоимости барреля нефти - если сейчас она составляет около 100 долларов, то социальные обязательства вполне реализуемы. Но, если в результате финансового кризиса стоимость барреля нефти снизится хотя бы до 75 долларов или ниже, наступит крах для планов правительства.

НИИ урологии, как головное федеральное учреждение в области урологии, оказывает высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) до 90 % которой составляют малоинвазивные технологии.

Президиум круглого стола

Оказание ВМП в России неуклонно растет - так, например, в 2006 г по ВМП было пролечено 128 000 человек, а только за половину 2012 г - уже 358 000 пациентов (данные доклада Минздрава России, 2012). Выросло и количество расходов на 1 больного, пролеченного по ВМП - с 99,9 тыс. рублей в 2007 г до 138,5 тыс. рублей в 2011 г. Все это повлекло увеличение расходов федерального бюджета на оказание ВМП - с 9,9 млрд рублей в 2006 г до 51,79 млрд рублей в 2012 г.

Но в существующей системе ВМП тоже есть проблемы. Основные - это включение в ВМП новых методов лечения без улучшения результатов лечения, нормативы затрат на ВМП определены Президиум круглого стола эмпирическим путем по профилю специальности, без учета особенностей заболевания и характера его лечения. Так, например, реальная стоимость лазерной абляции простаты при ДГПЖ составляет 191 910 рублей (а по нормативам затрат на ВМП согласно приказу Министерства здравоохранения РФ № 1248н от 31.12.2010 - 71 800 рублей), перкутанная нефролитолапаксия при камнях почек - 133 195 рублей (по нормативам - 71 800 рублей).

В этой ситуации, отметил докладчик, необходимо вывести из ВМП виды лечения, которые могут быть отнесены к специализированной помощи, а ВМП должна стать системой контроля качества этого вида помощи. Для этого необходимо создать методологически обоснованные центры специализированной помощи.

В России эта модель уже реализована в Воронежской области, где используется подход не по обращаемости пациентов, а по выявляемости заболеваний; в организации различных этапов и уровней оказания урологической помощи четко распределены роли и участники всего процесса; созданы межрайонные центры; стандартизированы все виды обследования и лечения пациентов.

Большое внимание уделяется врачам-специалистам - проводится обучение воронежских урологов в НИИ урологии, осуществляется выезд специалистов из НИИ урологии в Воронежскую область с проведением показательных операций, чтением лекций, научных конференций и т. д. Специалистами НИИ урологии разработаны методические пособия для специалистов всех уровней - начиная от среднего медперсонала, заканчивая главными врачами. С целью улучшения взаимодействия врачи НИИ урологии используют телемедицинские технологии - Skype, Интернет.

Программа показала свою эффективность, ею заинтересовались и другие регионы России. Достигнуто соглашение либо уже начата реализация Программы еще в 15 регионах РФ.

В заключение М. Катибов отметил, что оптимизировать систему ВМП можно несколькими путями - усилением роли первичной профилактики, улучшением логистики пациентов через создание стандартов и этапов медицинской помощи, приданием ВМП роли индикатора специализированной помощи.

Формат круглого стола этого мероприятия был выбран не случайно - он позволил в непринужденной и неформальной обстановке совместно изучить экономические аспекты урологии, провести весьма жаркую дискуссию, задать вопросы (и онлайн, и оффлайн), получить ответы экспертов в области экономики, сравнить американскую и российские системы здравоохранения.

Несомненно, урологи, посетившие круглый стол, получили принципиально новые знания и сохранят интерес к этой теме в будущем.

5
Ваша оценка: Нет Средняя оценка: 5 (1 vote)