You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Медицинским университетам нужны университетские клиники, где бы растили, заботились и обучали врачей России и отвечали за их профессионализм

Сергей Петрович Даренков
Д.м.н., проф., заведующий кафедрой урологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова

darenkov@list.ru

В России насчитывается около 7 тыс. урологов, но не всех можно назвать профессионалами высокого класса. Сергей Петрович Даренков, зав. кафедрой урологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, уверен: корень проблемы - в отсутствии многопрофильных университетских клиник и, как следствие, нехватке преподавательских кадров, способных квалифицированно обучать студентов и проводить последипломную подготовку врачей.

- Сергей Петрович, профессия врача всегда была и по сей день остается одной из самых востребованных в нашей стране. Насколько охотно современные студенты выбирают специальность уролога?

- Специальность врача-уролога сегодня предпочитает значительная часть студентов. Их привлекают различные субспециализации в урологии, такие как уроонкология, андрология, нейроурология, реконструктивная урология, эндоурология, урогинекология. Хочу подчеркнуть, что урология - молодая специальность, которая выделилась из хирургии только в начале прошлого века. Тем не менее в настоящее время она является одной из наиболее динамично развивающихся дисциплин.

- Как Вы оцениваете уровень получаемого ими образования?

- Этот уровень постепенно снижается, и связано это, в первую очередь, с дефицитом врачей-педагогов. Конечно, статистически преподавателей хватает, но качество их работы вызывает много вопросов. Так, например, в нашем институте большое число преподавателей клинических кафедр ведут занятия со студентами, не занимаясь при этом ни научной, ни лечебной работой. Я понимаю, что по закону от них этого и не требуется, и формально они соответствуют статусу педагогов. Но чему может научить такой преподаватель будущего врача, если за 5 лет он написал от силы 1-2 научные работы и ни разу не заглянул в операционную? С одной стороны, он честно выполняет свои функции - читает лекции студентам, ординаторам и аспирантам, проводит с ними практические занятия. Вот только пользуется он учебниками, написанными 20 лет назад. А ведь за это время в урологии был сделан существенный прорыв - начали активно применяться малоинвазивные вмешательства, лапароскопические методы, роботическая хирургия. И если этого нет в учебниках, то как может не имеющий постоянной медицинской практики педагог научить чему-то новому?

- Где проходят лечебную практику ваши ученики - студенты, ординаторы и аспиранты?

Они проходят ее на 5 базах - в клинике Управделами Президента РФ, 3 московских больницах и клинике Института геронтологии. В самом РНИМУ, как и во многих других российских медицинских университетах, своей клиники нет.

- В какой степени отсутствие университетской клиники сказывается на Вашей преподавательской деятельности?

- Самым негативным образом. Судите сами - урология постоянно движется вперед, появляются и внедряются новые методы лечения. Для того чтобы знакомить с ними моих студентов, я должен сам в совершенстве владеть этими методами. А значит, постоянно участвовать в лечебном процессе. Но в университете нет клиники, где на законных основаниях я мог бы лечить больных, а также ассистировать во время операций моим ученикам-ординаторам. Сегодня я делаю это на наших учебных базах, где из уважения ко мне со мной заключили соответствующий договор. Но юридической силы он не имеет: по закону я не могу входить в операционную медицинских учреждений, сотрудником которых не являюсь. Чтобы лечить больных, ассистировать ординаторам в операционных, я должен работать в этих больницах - на четверть ставки и в 5 местах!

И конечно, мы являемся заложниками материально-технического обеспечения больниц.

- А как решаются подобные проблемы за рубежом, в частности в странах ЕС и США?

- Думаю, что таких проблем там нет. В этих странах в каждом университете есть своя собственная клиника, что, несомненно, сказывается на уровне подготовки учащихся. Зачастую университетские клиники оказываются лучшими в своей стране, многие из них широко известны во всем мире. Я говорю так уверенно, потому что был в нескольких зарубежных университетах. Так, например, реконструктивной урологии я начинал обучаться в Университете Иоганна Гутенберга (г. Майнц, Германия). Потом стажировался в Йельском университете, проходил лечебную практику в университетской клинике Египта. Кстати, финансируются все эти учебные учреждения из федерального и муниципального бюджета и собственных средств университета, что позволяет им иметь прекрасно оснащенные клиники и содержать в штате высокопрофессиональных преподавателей.

Поэтому я очень хочу, чтобы и наш университет имел свою лечебную базу, а педагоги, работающие на кафедре урологии, могли не только консультировать, но и лечить больных. Это обеспечит приток в здравоохранение хорошо обученных специалистов-урологов, способных оказывать больным квалифицированную помощь.

Беседовала Ирина Широкова,
журналист

5
Ваша оценка: Нет Средняя оценка: 5 (1 vote)